Комиссары без маузеров.

Вот уже около двух лет по улицам нашего города катаются автомобили с надписью «АВАРИЙНЫЙ КОМИССАР».

Словом «комиссар» принято называть лицо, наделенное определенными властными полномочиями. В нашей же стране, с этим «титулом» связаны особые ассоциации.

«Хотелось бы знать, что делают эти самые комиссары, и каковы их реальные полномочия?» — интересуются посетители нашего сайта

Ответить на данный вопрос читателя взялась наш корреспондент Марина, чье невольное знакомство с представителем данной професии, как раз и состоялось при соответствующих обстоятельствах.;

К встрече с Комиссаром, я, сама того не подозревая, подготовилась заранее, а само знакомство произошло при довольно тревожных для меня обстоятельствах.

Конечно, звучит все это довольно интригующе, но.? О самой встрече я постараюсь рассказать, а о реальной необходимости этого свидания — судить вам.

Декабрьский вечер не предвещал никаких неприятностей. Солнце уже спряталось за ближайшие деревья, и темнота готова была полностью занять свое законное место на Приморском шоссе, по которому неслась моя Тойота.
Рабочая неделя и довольно напряженный день заканчивались, и я хотела как можно скорее попасть домой. Заснеженное шоссе должно было привести меня в Петербург и казалось, что ничего не должно было помешать этому.

Последний солнечный свет угас, промелькнула табличка, «Ленинское», и вдруг слева появился большой черный автомобиль. Он был, наверное, вдвое больше и значительно выше моей машины. Водитель этого монстра — микроавтобуса без окон и дверей стал обгонять меня, почти сталкивая вправо.
Он будто не видел меня или делал вид, что на полосе попросту нет моей машины.

Монстр, летящий слева без габаритных огней, стал обгонять, быстро занимая передо мной все пространство. Казалось, что еще немного и эта машина просто вытолкнет меня в кювет, на столбы, на деревья. Леденящий, сковывающий все движения и мысли ужас охватил меня… что нужно делать в таких ситуациях, я мгновенно забыла, да вспоминать нечего потому, что просто не знала.

Сворачивать было уже совершенно некуда. Влево — путь закрывает «монстр», вправо — куда он и так меня выталкивает — в кювет, в столб или в дерево. Не представляя, куда же нужно сворачивать и забыв обо всем я совершенно инстинктивно стала давить на тормоз, почему то вспоминая, что тормозить на скользкой дороге нужно рывками или импульсами, но тем не менее давила на педаль со всей силой.

Видимо, интуиция и подсознание заставили меня принять единственно правильное решение. То, что я стала останавливаться, я поняла только потому, что находящийся впереди меня борт и колесо стали уменьшаться в размерах. Все это, неслось рядом со мной какие то доли секунды.

Удар сзади дал понять, что я совершенно не понимаю, что со мной происходит, и что нужно делать.

Передо мной, как в замедленном кино медленно, но безостановочно стал вновь вырастать «монстр», готовый раздавить, проглотить, но никак не объехать или просто исчезнуть. И самое главное, что все это происходило с такой скоростью, что не то что сделать что-то, а даже подумать о том, что сделать я не успевала. Моя машина догнала «монстра» его и с глухим грохотом врезалась в него.

Дальнейшее вспоминается с трудом, сильный хлопок чуть не разорвал барабанные перепонки, резкий запах впился в глаза и нос, а что-то большое и очень твердое, с силой вдавило меня в кресло. Казалось, что меня начали душить, и так будет длиться вечность, а может быть и всегда.

Не скажу, сколь долго я находилась в этом пристегнуто — вдавленном в кресло состоянии. Наконец усилия пытавшегося удушить меня мешка ослабли, и я кое-как освободилась из их плена. Конечно, это были спасительные объятия подушки безопасности вырвавшейся из моего руля.

Теперь, с почти вдавленным внутрь носом, текущими глазами и совершенно растрепанной, отодвинув от себя обмякшую спасительницу, я смогла осмотреться,

Передо мной как то наискось, стоял монстр-автобус с отвалившимся запасным колесом. Двери его были закрыты, рядом никого не было, о том, что произошла какая то неприятность, подсказывали шум в голове и едкий запах.
Первым, вернувшимся ко мне ощущением реальности и того, что я жива и, кажется, здорова, оказался нахлынувший вместе с дрожащим холодом страх. Казалось, что сейчас ВСЕ, ВСЕ соберутся и что-то со мной сделают, что это именно я во всем виновата.

Чувство времени я совсем потеряла, может быть, секунды, или минуты и мне захотелось выбраться из железного плена моего автомобиля.
Я толкнула дверь, и она со скрипом открылась. Странная тишина вновь испугала меня. Стоящий впереди одинокий монстр и какая то необитаемая машина сзади.

В голове появились мысли о немедленном обретении свободы и о неминуемом общении с людьми из машин, если они все-таки появятся. Как бы то ни было, но мой автомобиль служит мне и крепостью, может быть лучше не спешить ее покидать. Заперев изнутри дверь, стала размышлять — я попала в автомобильную аварию, машина явно повреждена, но сама я жива, а это совсем не плохо.

Пытаюсь вспомнить, что нужно делать. Неписанный закон гласит «если не знаешь, как быть — поступай по правилам».
Итак, вызвать милицию, скорую, включить аварийную сигнализацию, оказать помощь и что-то еще.

Набираю на мобильнике «02», звоню несколько раз. И ничего не получается, И тут на глаза попадается свалившаяся с потолка, как с неба, памятка страховой компании » Что делать при Д.Т.П.» Помимо всего известного выделяется строчка “»***» поможет ВАМ. Звоните круглосуточно»

Звоню. Ответили, как ни странно сразу. Успокаивающий, даже какой-то доверительный женский голос ответил, что мне обязательно и немедленно помогут, что ко мне уже едут. Голос только спросил, где я ожидаю помощь, и добавил, что ко мне уже выезжает «Аварийный комиссар».

Поначалу это сообщение мне чем-то напомнило фразу «Вас посетит Фантомас». Черный юмор, но иногда и он помогает- укрепляет нервы. Кажется, что уже становится легче, хоть кто-то, но приедет и приедет ко мне. Чем поможет, не знаю, но хоть что-то сделает.

Итак если ко мне уже кто то едет, то можно и не очень всего боятся, можно и двери приоткрыть, и поближе с обстановкой ознакомиться. Наверное, так же рассуждали и действовали высокий мужчина из «монстра» и пожилая женщина из «задней девятки». У «монстра» был расколот колпак запасного колеса и помят задний фонарь, у «задней девятки» разбиты фары и кажется все впереди, а у моей ласточки оказались поврежденными и нос и хвост, но кажется не очень сильно.

Водители и пассажирки из «монстра» не пострадали, только настроение у всех было отвратное, казалось, что каждый готов был съесть ближнего, не запивая, была бы на это его воля, но таил свое желание в тайне. Однако дальше сугубо внутреннего волеизъявления дело не шло. Водитель «монстра» первым дозвонился до милиции и сообщил всем, «что обещали приехать и велели не двигаться с мест», а две его милые спутницы сообщили всем, нужно уметь ездить, а то всякие «парнокопытные» выезжают и только весь кайф от езды другим ломают.

Зимний морозец и «хорошее» настроение не способствовали к общению на природе и каждый закрылся в своем авто, включив печку и прижав к уху телефон, сообщал о произошедшем знакомым.

Не прошло и получаса, как к нам подъехал «Аварийный комиссар». Это был представитель моей страховой компании. Он познакомился с водителем «монстра», с милой дамой управлявшей девяткой, что-то измерил на дороге, сфотографировал все машины и после этого начал беседу со мной.

Изучая страховые документы, Комиссар успокоил меня, сообщив, что вред, причиненный мне, будет возмещен страховой компанией. Мои действия он признал единственно верными, так как любой мой маневр мог привести к непредсказуемым результатам и только торможение, предусмотренное правилами, спасло меня.

Приехавшие вскоре гаишники начертили схему происшествия, и потребовали, чтобы каждый водитель написал объяснение о произошедшем случае, выдали справки об участии в аварии и пригрозили оштрафовать за не выставленный аварийный знак. Видимо находясь в душевном расстройстве, водитель «девятки» про него забыла, у меня, его не было, а «монстру» он и не нужен. На этом свидание с представителями власти закончилось.

Комиссар помог мне заполнить документы необходимые для страховой компании и написать объяснение для ГАИ.

Монстр уехал по-английски, не попрощавшись. Девятку с вытекшим тосолом, увезла на тросу белая Газель. А мне предстояло ехать сквозь ночь и внезапно наступивший мороз. Машина не получила серьезных повреждений, но во мне появилась какая-то тревога, видимо нервное потрясении стало давать о себе знать и Комиссар заметил это. Его настоятельный совет не садиться за руль застал меня врасплох, что же делать — бросить машину в лесу, ночевать в ней, вызывать эвакуатор, просить кого-то везти меня на прицепе? Или отважится и вести машину самой?

Доводы Комиссара об опасности моего путешествия оказались весьма убедительными, особенно после того, как я заметила, что у меня действительно, то ли от стресса, то ли от холода дрожат руки. Комиссар предложил воспользоваться помощью находившегося вместе с ним товарища — опытного водителя.

Только добравшись до дома, я поняла насколько был прав Комиссар, буквально не допустив меня до руля, хотя, думаю, что это не входило в его служебные обязанности.

Машину мою отремонтировали, страховая компания оплатила все расходы. Кстати, водитель «монстра» все-таки признал свою ошибку. А хозяйка «девятки», та и не скрывала, что, увидев «вставшую» Тойоту, стала тормозить, но «просто перепутала педали».:) Я тоже улыбнулась.

И еще. Я уже сказала, что к встрече с Комиссаром подготовилась заранее. Чего и вам рекомендую. Сделать это довольно просто — нужно страховаться в компаниях, в случае ДТП, присылающих на помощь своих Комиссаров.
Да, о властных полномочиях.

По словам «моего» Комиссара, кроме права «переходить дорогу на красный свет и заплывать за буйки без круга», если представителей власти поблизости нет, иных особых прав КОМИССАРЫ не имеют.

Марина Д.